Forums.Avtograd.Ru: Стихи мои и проза - Forums.Avtograd.Ru

Перейти к содержимому

Страница 1 из 1
  • Вы не можете создать новую тему
  • Вы не можете ответить в тему

Стихи мои и проза произведения Олега Скрынника

#1 Пользователь офлайн   Олег Скрынник

  • Новичок
  • Pip
  • Группа: Пользователи
  • Сообщений: 7
  • Регистрация: 01 Август 18

Отправлено 02 Август 2018 - 14:59

Посвящение остановкам общественного транспорта

Ты сказала: «Приди!»
-- А найти тебя как? –
-- Остановка «Цветы» -- остановка «Табак».
И уехала в ночь на троллейбусе ты
С остановки «Табак»
К остановке «Цветы».

И с тех пор
Я по городу мчу как дурак
С остановок «Цветы»
К остановкам «Табак».
И на каждом шагу мне мерещишься ты.

Остановка «Табак»…
Остановка «Цветы»…

Между ними троллейбусные провода,
Что пришли ниоткуда
И ведут в никуда.
Светофоры.
Бордюры.
Разметки.
Посты.

Остановка «Табак».
Остановка «Цветы».

Опустился осенний над городом мрак.
Заалела неоном реклама «Табак».
А на самом краю неземной темноты
Расцвели бирюзовые буквы:
«Цветы».
Сквозь кромешную мглу мне горит как маяк:
Бирюзовым – «Цветы»
И рубином – «Табак».
Надрывается в воздухе старенький ЯК,
И тревожно под ним полыхает:
ТАБАК.
Полусписанный «Боинг» глядит с высоты
На могильно-зелёную надпись:
ЦВЕТЫ.

Каждый день
От рассвета и до темноты
Я в троллейбусе еду, сжимая цветы.
Но тебя отыскать не могу я никак.
Увядают цветы…

Моё дело – табак.




А погода у нас хорошая

Сообщение отредактировал Олег Скрынник: 02 Август 2018 - 16:15

0


Страница 1 из 1
  • Вы не можете создать новую тему
  • Вы не можете ответить в тему

Другие ответы в этой теме

#2 Пользователь офлайн   Олег Скрынник

  • Новичок
  • Pip
  • Группа: Пользователи
  • Сообщений: 7
  • Регистрация: 01 Август 18

Отправлено 01 Сентябрь 2018 - 03:39

Пишите письма!

Я потянул дверь с табличкой «Главный редактор В.Т. Калугин»
-- Здравствуйте, Владимир Трофимович…
Владимир Трофимович, стоявший ко мне спиной, вздрогнул, и вода из графина вместо стакана плеснула ему на брюки.
-- Тебя стучаться не учили? – нахмурился он, отчего его соломенные волосы на секунду блеснули иссиня-чёрным.
Вообще-то, и не учили. Периодические визиты к директору школы всегда происходили в сопровождении какого-нибудь учителя, и обряд вхождения внутрь вершился без моего непосредственного участия. Посещать же другие кабинеты мне пока ещё не доводилось.
-- Извините… -- пробормотал я, вынимая зачем-то носовой платок.
Он вскинул руку, вероятно, пытаясь смахнуть влажное пятно, образовавшееся на самом интересном месте, но, передумав по дороге, указал мне на стул.
-- Ты кто? – спросил он, когда мы оба уселись.
-- Я Ракитин, -- еле слыша себя от смущения, пробормотал я.
Он поднял глаза к потолку.
-- Та-ак… Ракитин… Толстого знаю. Гоголя знаю. Евтушенко… А Ракитин?
Он вопросительно посмотрел на меня.
-- Я слушатель школы молодого репортёра, -- еле слышно пролепетал я.
-- А-а-а! Так школа продолжит занятия с ноября, -- сказал он с видимым облегчением и попытался углубиться в лежащие на столе бумаги.
Но за моей «прямо-таки девичьей» стеснительностью прячется извозчичья настырность. Об этом были в курсе все учителя родной школы. А он пока нет.
-- Я… «Открытие хлеба», -- прошептал я, заглатывая концы слов.
-- Так во-от это какой Ракитин, -- отрывается он от бумаг и смотрит на меня, как мне кажется, с некоторым интересом. – «Открытие хлеба». Из позапрошлого номера?
Как будто было ещё какое-то «открытие».
-- Что ж, -- продолжает он изучать мою физиономию.-- Справился ты неплохо. Говорили, что и правка почти не понадобилась. Только вот машины по шоссе у тебя почему-то пробегают «импульсами».
Передо мной его смеющееся лицо.
-- А если бы не эти «импульсы», вы бы мою работу и не вспомнили, -- красноречиво гляжу я на его стол, загруженный бумагами.
-- Хорошо-о! – смеётся он уже в голос. -- А чего… Чего ты вообще-то хотел?
-- Работу.
Лицо его становится серьёзным.
-- Ты ещё в школе?
-- Уже нет. Поступил в институт.
-- Филфак, -- наклоняет он голову.
-- Нет, -- отвечаю я. – Строительный.
Глаза его округляются, но лишь на мгновение.
-- Что ж. В своё время я закончил индустриальный техникум. И это мне до сих пор помогает.
С этой минуты мы смотрим друг на друга по-иному.
-- Что же ты хочешь делать?
-- Очерки.
-- О-очерки! – усмехается он. – И о чём же?
-- Я думаю, вы дадите какое-нибудь задание…
Продолжая улыбаться, он набирает номер. В динамике раздаются короткие гудки.
-- Ладно, -- бросает трубку. -- Ступай в конец коридора. Последняя дверь направо. Там Шерер, Людмила Евсеевна. Скажешь, что по моему приказу ты поступаешь в её распоряжение.
-- Но там же…
Я прекрасно знаю эту дверь.
-- Да-да. Там именно то, о чём ты хочешь сказать.
Он выходит из-за стола и, положив ладонь мне на плечо, многозначительно произносит.
-- Отдел писем. Ты знаешь, что это такое?
Я разочарованно молчу.
-- Вижу, что не знаешь, -- продолжает он. – Так знай: отдел писем – это отдел номер один. В любом издании.
-- Отдел № 1 – это отдел кадров, -- выкладываю я крупицу знания жизни, только что почерпнутую в институте.
Он не обращает на это никакого внимания.
-- Без очерков газета может существовать сколько угодно. Ну. нет очеркиста и нет. Плохо, конечно, но не смертельно. А вот представь, что будет, если перестанут письма приходить. Это всё. Смерть! Такую газету можно даже и не закрывать. Она сама сдохнет. Уяснил?
-- Уяснил, -- вздыхаю я.

В отделе писем на мой стук никто не реагирует и, постояв с минуту, я решаюсь войти просто так. На дальнем столе спиной ко мне, впившись ухом в телефонную трубку, восседает мужчина. На скрип двери он оборачивается, и я узнаю поэта Георгия Гужевого. Посмотрев на меня сквозь пелену своих мыслей и образов, Гужевой вновь отворачивается и продолжает задорным тенорком:
-- Нет. А ты вот посмотри, как у него это подано… Да-да, вот именно. Не-ет… А я… Вот ты послушай: а я… Да погоди ты! Мне недавно вспомнилось похожее… Ну, вот опять. Что? Вот… Да что ты будешь делать! Вот, к примеру, у Гаршина, у Всеволод Михалыча… Подожди!
Он зажимает ладонью трубку.
-- Закурить есть?
На мой отрицательный ответ безнадёжно машет рукой.
-- А чего не садишься?
И тут же отворачивается, забыв и о своём вопросе, и о моём существовании.
-- Нет, Ваня, ты всё-таки послушай… Да это ты уже читал. Что? Что я скажу? Сущий Бакланов. А ты не обижайся. Тебе сколько было? Ско-олько? И он ещё чего-то там... Я? Я уже семилетку заканчивал. Вот так-то!
Входит девушка лет двадцати пяти с пухлыми щёчками. Слегка кивнув на моё приветствие, достаёт из ящика стола сумочку.
-- Люська, дай сигарету, -- оборачивается к ней Гужевой.
Она открывает большую – в половину окна -- форточку, и оба принимаются пускать дым в серое и без того небо.
-- О чём можно было полтора часа трепаться с Бухаровым?
Поэт делает важное лицо.
-- Мы говорили с Ваней о Великой Отечественной войне.
Она встрепенулась.
-- «Мама-мамочка»? Он закончил?
-- Куда там. Вот я ему как раз мозги и вправлял.
-- Не знаю. То, что я прочла, мне понравилось.
-- Эта глава, где он про учительницу пишет. Чего-то там «не хватат». «Не тоЕ». Теплоты какой-то мало, внимания. Любви, сердечности настоящей. Зримой такой, подкупающей, весомой. Ну, настоящей, одним словом. Ты меня понимаешь? Пу-сто-та какая-то зияет. Понимаешь? А ведь она ему – вторая «мама-мамочка».
-- Господи, Гужевой. Ну, откуда ты-то знаешь, кто она ему?
Несколько секунд поэт потрясает руками, растопырив пальцы, от возбуждения не в силах произнести ни слова.
-- Да ведь… Это же святое! – наконец выговаривает он. – Это же… Учительница… Она же для всех для нас вторая мама. Для всех, кто ещё не очерствел, не оскотинился! Не погряз… Сказано: «Не смейте забывать учителей». А у него как-то сухо. Казённо как-то. Словно…
Людмила вдруг отворачивается, прикрывшись рукой. Её плечи начинают трястись. Георгий отбирает у неё окурок, тушит в пепельнице и склоняет голову, пытаясь заглянуть в глаза.
-- Что? Опять? – в голосе звучат непривычные сочувственные ноты.
Она шепчет что-то очень быстрое. Его лицо вытягивается, и он произносит уже визгливо и громко:
-- Да хватит тебе наконец. Ну, дурак он. Дурак. Ну его на хрен!
Я выскальзываю за дверь, которая при этом странным образом не скрипит. Через окно в коридоре наблюдаю за кошкой, крадущейся к беспечному с виду воробью, и пытаюсь решить, смыться мне отсюда сейчас или повременить ещё немного.
Выйдя из комнаты, Гужевой приближается ко мне.
-- Георгий Васильевич, как вы думаете…
Он останавливает меня жестом.
-- Это молодёжная газета. Тут все на «ты». Ты люськин стажёр?
Я машинально киваю.
-- Слушай, старик. Ты посиди там немного, а? Может, телефон будет звонить или ещё что… Добро?
-- Да что отвечать-то, если звонить будут?
Он машет рукой.
-- Сам сообразишь.

На столе Людмилы вокруг пишущей машинки громоздятся разноцветные стопы писем. Протягиваю руку и беру одно наугад.

Здравствуйте дорогая редакця. Я решил стать жирналистом. Напишите где на это учут. Спасибочки!

И станет, чего доброго, человек «жирналистом». Судить мне его, что ли!
Вставляю в машинку бланк редакции.

Здравствуйте, молодой человек. На журналиста можно выучиться в Московском государственном университете, на факультете журналистики.

А что! Пускай штурмует.
За стеклянной дверцей шкафа белеет хорошо знакомый мне корешок. Вытаскиваю этот справочник для поступающих и нахожу нужное.

Адрес университета. … Желаю удачи!

Сделав два пропуска, ставлю большое «В» и точку. Хорошенько подумав, всё-таки добавляю ещё и «С» , и только потом пишу фамилию. Перечитываю написанное: В.С. Ракитин. Что ж, выглядит неплохо. Да… А, собственно, кто такой этот «В.С. Ракитин»? Получит парень письмо и будет ломать голову: кто же это ему ответил? Может, мол, он сам ни фига не знает, а так – накарябал что-то там наобум-лазарь… Нехорошо. Так как же мне обозваться? «Люськин стажёр»?
Развеселившись от такой мысли, неожиданно для самого себя набираю: Литсотрудник. Ух ты! Литсотрудник В.С. Ракитин. Просто, но солидно.

Дорогая редакция. Пишет вам семиклассница Лида Фомина. Прошу вас напечатайте слова песни про паренька. Ноты можете не печатать. Я мотив знаю.

Снимаю трубку и набираю номер однокурсницы Динки Веселовской.
-- Привет, Динуля. Как поживаешь?.. Нет, представь себе, не «вышку» списать. Я сам решил, ещё в четверг. 301-й? Тоже решил. Завтра покажу: я сейчас не дома. Слушай, ты на вечере пела про какого-то паренька. Можешь продиктовать слова? Давай, записываю...
Ну уж не-ет, ребята, печатать в газете такую чепухень! Однако… Не пропадать же добру. Здравствуй, Лида Фомина. Слова хотела – вот тебе слова. Как просила, про паренька. С пламенным приветом!

Здравствуйте. Пожалуйста, помогите не знаю что делать. Я проводила парня в армию, а он тут Вадька как начал приставать. Я говорю я буду дожидаться, а он смеётся говорит ни одна девка ещё не дожидалась. И всё лезет не знаю что делать. Прошу помогите. Катя.

(продолжение -- по требованию)
0

#3 Пользователь офлайн   Олег Скрынник

  • Новичок
  • Pip
  • Группа: Пользователи
  • Сообщений: 7
  • Регистрация: 01 Август 18

Отправлено 18 Октябрь 2018 - 06:15

Иней

Испаряясь, дымятся слова
И на пальцы ветвей опадают.
Что таит в себе эта канва?
Что здесь спрятано? Кто угадает?

Мимо -- топот и смех детворы,
Мимо -- сумки, бисквиты и кремы...
Только эти слова до поры
Остаются недвижны и немы.

Но утихнет мороза нытьё
В золотистом дыханьи апреля,
И нечаянно имя своё
Ты услышишь в разливах капели.

Поглядишь с удивленьем вокруг
В мире солнечных галлюцинаций,
И прохожий, заметив испуг,
Вдруг начнёт над тобою смеяться.

Ты в ответ улыбнёшься едва,
Лишь искринки в глазах засияют...

Испаряясь, дымятся слова
И на пальцы ветвей опадают.
0

#4 Пользователь офлайн   Олег Скрынник

  • Новичок
  • Pip
  • Группа: Пользователи
  • Сообщений: 7
  • Регистрация: 01 Август 18

Отправлено 07 Ноябрь 2018 - 04:54

ОТ ДВУХ ДО ШЕСТИ С ПОЛОВИНОЙ

С лёгкой руки Корнея Ивановича Чуковского чуть ли не всё население страны стало следить за тем, что иногда изрекают наши дети. Во всех газетах, журналах – а теперь ещё и в Интернете – появились рубрики «Говорят дети» или «Устами младенца…», или какие-то ещё в этом роде.
Я тоже не остался в стороне от этой моды. Тем более, что убеждён, что и сам я в детстве был гораздо умнее, чем сейчас, и дети – да и внуки наши – несомненно, дают нам в этом смысле фору. А мы традиционно не любим это открыто признавать. И это обидно. Не признавая за нашими детьми умственных способностей, превышающих наши, мы тем самым подаём им дурной пример… Хотя разве можно назвать хоть одно направление, где мы не подаём такового нашим младшим друзьям! Как будто кроме нас его ещё есть кому подавать!
Поэтому я лучше помолчу и предоставлю слово им самим. Думаю, что это будет гораздо полезнее.

Надевают наволочку на подушку.
• Мама, зачем ты подушку одеваешь?

Отец разбудил утром дочь-дошкольницу и командует:
-- Значит, так. Быстро зубы чистить, умываться и завтракать.
А она ему в ответ:
-- Нет уж, папочка, выбирай: умываться, чистить зубы или завтракать.

• Сейчас я приду к бабушке и буду там стряпаться.
• Как это ты будешь стряпать?
• С тряпками играть.

Несёт в руках куклу-негритёнка.
• Это мой нетигрёнок.
• Ну, что ты, дочка, разве «нетигрёнок»?
• А что, тигрёнок, что ли?

• Смотри внимательно картинку и запоминай: это лесоруб, это геолог, а это машинист. Запомнила?
• Да! Это мясоруб, это ганиколог, а это машажист.

• Дочь, не приставай, пожалуйста: у меня так кружится голова.
Отошла, посмотрела.
• И ничего не кружится!

Слепила из пластилина зелёный гриб.
• А почему он зелёный?
• Ну, весна же пришла!

Мать приходит с дежурства.
• А кто у нас вчера был?
• Никого (лукавит).
• А дядя Володя и тётя Люба?
• А что, они следы, что ли, оставили?

Взрослая женщина:
• Детей приносят аисты.
• А меня дед из рода-дома принёс. Что, он аист, что ли?

• Нас в садике учат ведению хозяйства. И уже в группе поставили два тазика со стерильными досками.


• Не подходи к шприцу, он стерильный.
• Значит, его стирать можно?

• Заправь брюки в сапоги.
• Нет, я хочу нараспашку.

Новый Год. Были в гостях. Услышала, что неподалёку, в ДК, - ведомственная ёлка. Засобиралась.
• Куда ты собираешься? Там ведь надо стихи рассказывать, а ты ничего не знаешь.
• Я знаю!
• Ну, прочти.
Читает:
Дело было в январе,
Стояла ёлка на горе…
• А дальше?
• А дальше подарок дадут.


Просит деда:
• Дед, дай Бармалею семь рублей, чтобы он ушёл!

В деревне:
• Мне радуются солнышко, цветы, всякая травка. Одна крапива мне не радуется.

• Съешь, дочь, эту большую клубнику. Она полезная.
• Значит, в рот полезет?


-Задверьте эту дверь, а то холодно!

Гоняет голубей, греющихся на крышке люка теплотрассы.
- Не гоняй голубей: им тоже холодно.
• Пускай в тёплые края улетают!

• Мы сегодня ели пудинг с буквой «А».

Очень не любит носить в волосах бант. После похода в цирк (с бантом!), едва выйдя за порог, срывает его с головы со словами:
• Цирк кончился!

В деревне. К заболевшей корове приехала женщина-ветеринар.
• Мама, это коровий доктор, да?
• Да.
• А почему же она не корова?

Увидела разгружающийся самосвал.
• Ой, у машины грузов отвалился!

• Мама, кончай худеть! Ешь побольше хлеба – родишь мне братика.

• Мама, ты куда идёшь?
• На работу.
• Как на работу? Ведь ты же на диете сидишь!

Гуляет с отцом и младшей сестрой. Отец:
• Осторожнее, а то заберу у тебя сестрёнку и уйду.
• Да, а чем ты её будешь без мамы кормить?
• А я пойду к тёте Кате, у неё грудной сынишка, - вот она её и накормит.
• Да-а! А у неё мальчишечье молоко!


В коридоре поликлиники обращается к женщине:
• Тётя, ты что такая грустная, заразилась, что ли?

Смотрит в окно, наблюдает проходящую по двору свадебную процессию, заворачивающую за угол дома. Кричит:
• Ну, что свадьба уходит? Я её ещё не довидела!

Увидела метлу, прислонённую к стене дома.
• Здесь Баба-Яга живёт?

Обиделась, ушла. Через некоторое время возвращается в комнату.
• Я пришла на вас не смотреть.

В гостях, в деревне.
• Если будешь плохо себя вести, отошлём тебя домой.
• А я в почтенный ящик не влезу!

• Бабуля, ты разделишь нам корову?
• Да как же я её разделю?
• А так: которая голова – это вам, а которая с титями – нам.

На улице во время прогулки.
• Зачем ты взяла на руки чужую кошку?
• Это не чужая, это моя знакомая кошка. У меня ещё одна знакомая кошка есть.

Ложится спать с куклой-обезьяной.
• Мама, укрой нас.
• Кого это «вас»?
• Со мной тут ещё один человек, только он пока ещё обезьяна.

• Мама, можно, я в магазине буду себе брать сдачу?
• А зачем она тебе?
• Я хочу на сдачу братика или сестрёнку купить.
• Кого тебе нужно: Машеньку или Дашеньку?
• Машеньку, Дашеньку и Наташеньку.
• Да что ты с ними будешь делать?
• Хоровод водить.
0

#5 Пользователь офлайн   SalorMoon69

  • Новичок
  • Pip
  • Группа: Пользователи
  • Сообщений: 20
  • Регистрация: 12 Январь 19

Отправлено 19 Январь 2019 - 16:04

Спасибо за Ваш труд!
0

Страница 1 из 1
  • Вы не можете создать новую тему
  • Вы не можете ответить в тему

1 человек читают эту тему
0 пользователей, 1 гостей, 0 скрытых пользователей